Пресс-центр Интервью

Дмитрий Брейтенбихер, ВТБ: «Жизнь предлагает много непредвиденных обстоятельств, и трезвое осознание этого должно не дезориентировать, а бодрить»

BFM.RU

Старший вице-президент, руководитель Private Banking ВТБ Дмитрий Брейтенбихер в интервью Business FM рассказал, для кого прошлый год оказался удачным, что такое «антихрупкость» и зачем она нужна и как инвестору выбрать подходящий для себя инструмент.

Наконец-то мы окончательно распрощались с 2020 годом, который для многих был не самым удачным.

Дмитрий Брейтенбихер: Вы знаете, я против такой категоричности в оценках. Что значит удачный или не удачный год? В любом времени есть свои плюсы и минусы, свои радости и огорчения. Помните, как у Кушнера: «Времена не выбирают, в них живут и умирают. Большей пошлости на свете нет, чем клянчить и пенять. Будто можно те на эти, как на рынке, поменять».

То есть, для вас, похоже, это был удачный год?

Дмитрий Брейтенбихер: По бизнесу, действительно, у нас в этом году очень неплохие показатели: и по приросту количества клиентов, число которых превысило 25 тысяч, и по объему средств под управлением. Сейчас Private Banking ВТБ — это более 2,7 трлн рублей. Основным драйвером роста, плюс 78% год к году, стали инвестиционные продукты.

То есть вы хотите сказать, что и во время кризиса можно расти?

Дмитрий Брейтенбихер: Большинство компаний из списка Fortune 500 были созданы в годы кризиса.

Значит и вы эту выгоду из кризиса извлекли и привлекли триллионы в инвестиционные продукты ВТБ?

Дмитрий Брейтенбихер: Улавливаю ваш сарказм, но действительно цифры очень серьезные. А для многих это, возможно, будет показателем того, что состоятельные клиенты выбирают ВТБ. И что мы имеем возможность предложить рынку ту инвестиционную экспертизу и тот набор продуктов, которые наиболее адекватно отвечают, с одной стороны, потребностям клиентов, а с другой стороны, текущим рыночным тенденциям.

Кстати, о продуктах. В прошлом году вы говорили о том, что запустили субординированные облигации, которые пользовались большим спросом среди VIP-клиентов.

Дмитрий Брейтенбихер: Да, в прошлом году VIP-клиенты инвестировали больше 50 млрд рублей в этот инструмент. Мы даже не ожидали такого большого интереса. В этом году опять-таки принимая во внимание обратную связь от клиентов, мы запустили выпуск новых субординированных облигаций ВТБ, на этот раз в валюте. Дополнительный аргумент в пользу запуска такого продукта — валютная структура портфеля. В настоящий момент у клиентов 60 на 40 в пользу валютных инструментов.

А какая ставка по этой облигации? Она фиксированная?

Дмитрий Брейтенбихер: Так же, как и в случае с рублевыми субординированными облигациями, есть бумаги с фиксированной ставкой 5% в долларах и 3,75% в евро, есть с плавающей, привязанной к рыночным ставкам EURIBOR и SOFR. Кроме того, к текущему рыночному benchmark у этого инструмента есть определенная премия в районе 1% годовых, чтобы была возможность компенсации НДФЛ на курсовую разницу в случае роста курса валюты.

Но это облигация бессрочная?

Дмитрий Брейтенбихер: Да, но бумагу можно реализовать на вторичном рынке уже на следующий день после приобретения. Скажем, предыдущий валютный выпуск ВТБ сейчас котируется по цене более 109% от номинала. Кроме того, по выпускам предусмотрены опционы, право эмитента на досрочное погашение через 5,5 года и далее каждые 5 лет.

Давайте тогда ближе к делу, какой минимальный объем нужен, чтобы купить такую облигацию?

Дмитрий Брейтенбихер: Минимальный объем — 150 тысяч долларов или 125 тысяч евро в рублевом эквиваленте. Поскольку номинал бумаг выражен в долларах, но все расчеты будут проводиться в рублях по курсу Банка России на дату совершения операции. Это наша внутренняя механика, для вас как для клиента, вы инвестируете валюту и получаете купон в валюте.

Инвестирую в привязке к валюте, но все равно больше 10 млн рублей — это большая сумма.

Дмитрий Брейтенбихер: Одновременно с этим размещением для клиентов — квалифицированных инвесторов будет доступно приобретение паев фонда с активами на базе этих субординированных выпусков. И там минимальная сумма вложения от 500 тысяч рублей. И, конечно, это существенно расширяет возможности частных лиц по инвестированию своих средств в субординированные облигации ВТБ.

Вернемся к кризису: по-вашему, в нем заложены перспективы роста?

Дмитрий Брейтенбихер: Я говорю, что жизнь предлагает куда больше непредвиденных обстоятельств, чем можно представить. И трезвое осознание этой непредсказуемости должно не дезориентировать, а бодрить. Нассим Талеб называет такое свойство мышления антихрупкостью.

Что это такое? Стойкость? Или гибкость к меняющимся условиям?

Дмитрий Брейтенбихер: Скорее наоборот. Стойкость и даже гибкость — это все-таки способность противостоять или не поддаваться. А антихрупкость — это способность извлекать выгоду из кризиса, стресса.

Из изменения рыночной ситуации?

Дмитрий Брейтенбихер: Именно так. Помимо бумаг с фиксированной ставкой 5% годовых в долларах мы выпустили суборд с плавающей ставкой: SOFR + 4,5% годовых. Это позволит увеличить доходность клиента в случае изменения ситуации и роста базовых ставок. То есть, вне зависимости от развития ситуации вы будете иметь премию в 4,5% к эталонной процентной ставке на денежном рынке в долларах.

И то же самое с плавающей ставкой в евро?

Дмитрий Брейтенбихер:Да, только привязка будет к шестимесячному EURIBOR + 4,15% годовых.

Итак, ваш рецепт роста и развития в кризис — анализ реальности, творческий подход и антихрупкость.

Дмитрий Брейтенбихер: Аналитика, безусловно. Я убежден, что математическая культура — это основа экономики. Творчество применительно к моей сфере деятельности также необходимо. Я искренне наслаждаюсь нелинейностью искусства решений в Private Banking. А антихрупкость, как я говорил, это термин Нассима Талеба. Мне, по правде говоря, все-таки ближе философия стоиков и их метафора огня, когда препятствие становится путем.

Мы касались темы субординированных облигаций ВТБ, номинированных в валюте.

Дмитрий Брейтенбихер: Да, мы наблюдаем большой интерес со стороны состоятельных клиентов к этим бумагам. За 2 недели они разместили уже около 30 млрд рублей, и до окончания подписки 24 марта, думаю, мы, как и в прошлом году, соберем существенно больше заявленных планов.

В чем причина такой популярности? Это условия продукта? Или ваша модель продаж и взаимодействия с клиентами?

Дмитрий Брейтенбихер: «Или», думаю, неверный союз. Скорее, это «и». И условия повышенной процентной ставки по облигациям 5% в долларах и 3,75% в евро. Кстати говоря, если по текущей SWAP разнице это соответствует 8,6% в рублях. И возможность, помимо фиксированной ставки, выбрать плавающую с привязкой к рыночным индикаторам на европейском и американском рынке. И индивидуальный подход к предложению продукта клиенту в зависимости от текущего портфеля, его валютной структуры и так далее. Все имеет значение.

Ну, у вас же широкая линейка, что определяет выбор этого продукта, а не другого? Усилия менеджера?

Дмитрий Брейтенбихер: Безусловно, предложение очень большое. Но навязать что-то VIP-клиенту просто невозможно. Максимум, мы можем поделиться мнением и рыночной аналитикой. Конечно, есть определенные льготы и преференции для наших действующих клиентов. Но, поверьте, VIP клиенты — это умные состоявшиеся люди, которые сами себя сделали и привыкли сами принимать решения, в зависимости от собственных предпочтений, и нести ответственность за них.

Выглядит так, как будто вы говорите об эгоизме.

Дмитрий Брейтенбихер: Это слишком категорично. Я, если и касаюсь, то здорового эгоизма, в котором не усматриваю ничего плохого. В советское время долго вытравливали из человека эгоизм — и ничем хорошим это не закончилось. Люди не эгоистичные обычно становятся бесцветными, утрачивают свою индивидуальность, как и способность к собственному и решительному выбору.

И в этом случае, иногда эгоизм подавляет здравый смысл.

Дмитрий Брейтенбихер: А за ширмой здравого смысла часто прячется обычная трусость.

Вернемся к результатам прошлого года и перспективам этого.

Дмитрий Брейтенбихер: Прошлый год был достаточно успешным для рынков: ряд фондовых индексов обновили свои исторические максимумы. Наиболее динамичный рост наблюдался в секторах, которые стали бенефициарами ограничений из-за пандемии: электронная торговля, облачные сервисы и софт, гейминг, медиаконтент — так называемые акции роста.

Вы сказали, год был успешный для рынков, а для клиентов?

Дмитрий Брейтенбихер: Конечно, и даже в первую очередь для клиентов. В прошлом году наши VIP-клиенты инвестировали больше полтриллиона рублей на фондовые рынки и участвовали в этом ралли. Во многом этому способствовали регулярные онлайн-конференции для клиентов, где ведущие аналитики и управляющие «ВТБ Капитал» делились своими рекомендациями.

А что клиентам ждать от этого года?

Дмитрий Брейтенбихер: В этом году фокус внимания смещается больше в сторону акций циклических отраслей: они чаще представлены акциями стоимости. Здесь можно выделить нефтегазовый сектор (нефть исторически сильнее всего реагирует на цикличный рост сырья), металлы (в текущих ценах отдельных компаний еще не отражено в полной мере ралли в ценах на сталь) и транспортный сектор (по мере снятия ограничений рост пассажирских и грузоперевозок).

Вы сейчас говорите об акциях?

Дмитрий Брейтенбихер: Да. А в классе fixed income...

Это облигации?

Дмитрий Брейтенбихер: Да, в первую очередь мы видим возможности в сегменте бондов emerging markets. В текущих условиях узких спредов интересными выглядят первичные размещения бондов, которые предполагают премии в ставках купона к рынку. Собственно говоря, новые валютные субординированные облигации ВТБ в долларах и евро — тому подтверждение. Бумаги имеют повышенную относительно benchmark ставку купона 5% в долларах и 3,75% в евро, и поэтому мы наблюдаем высокий интерес клиентов с первых дней размещения.

Вы говорили, что бумага бессрочная ...

Дмитрий Брейтенбихер: Да, с опционами через каждые пять лет.

Но ее можно продать сразу же на рынке?

Дмитрий Брейтенбихер: Купить, чтобы сразу продать, стратегия, конечно, экстравагантная. Но, да, это абсолютно ликвидный продукт, вторичное обращение предусмотрено уже с первого дня размещения на Московской бирже. Можете ее продать. Можете взять кредит в ВТБ под залог этой бумаги. Кстати, ставки кредитования сейчас будут ниже ставки по купону.

Я могу взять кредит и снова купить бумаг?

Дмитрий Брейтенбихер: Почему нет. Рынок сейчас предлагает массу возможностей для инвесторов.

В том-то и дело, что массу...

Дмитрий Брейтенбихер: Это называется «аналитический паралич», если человеку предоставлено слишком много вариантов выбора, он не может решить и зачастую не делает вообще ничего.

И как сделать правильный выбор? Каким правилам стоит следовать?

Дмитрий Брейтенбихер: Правильно то, что дает результат. Не существует правил, подходящих к любой ситуации, поэтому забудьте о правилах, решайте проблему так, как требуют обстоятельства. В каждой отрасли можно находить бумаги с высоким потенциалом роста, своевременно реагировать на внешние изменения, осуществлять регулярно перебалансировку портфеля с целью поддержания оптимальной структуры. Вот почему мы рекомендуем клиентам не просто купить бумаги, а все-таки заключить договор advisory или доверительного и работать в плотной связке с лучшими профессионалами рынка.

21 февраля 2021